23.02

Для чего люди изобрели праздники? Возможно, для того, чтобы как-то оправдать свое существование в однообразном мире.  Вот близится еще один, которого многие ждут, готовятся, покупают новые наряды…

Времена бравурных маршей отзвучали, и сейчас, в этот странный день, женщины спешат поздравить мужчин – с чем? Многие давно уже, забив на  истинную причину, хотят поздравить существа противоположного пола с тем, что они, собственно, таковыми являются… это не менее абсурдно, чем поздравлять женщин в начале марта с тем, что они – особи с женскими именами… и тем не менее – дамы бегут к прилавкам, покупают всякие безделицы (от пары носок до золотых принадлежностей) чтобы напомнить им, заспавшимся, что они – есть мужская половина рода людского… в этих наивных подарках они стремятся проявить себя, доказать, что они – существуют, — после чего направляя свои стопы к праздничному столу, где ждут пресловутые салаты и конфеты, и где ожидание чуда (того, что Он все-таки Другой!) так стучится в наивные души…

Возможно, в диких лесах Амазонки или на берегах Южной Атлантики об этом ритуале никогда не слышали? Что ж, просветим языческие племена! Для них нам хотелось бы исполнить обряд Приношения праздничных даров – но так, как он виделся бы их диким взорам. Мы не просто напомним им о том, что мир издавна разделен богами надвое, и одна часть сегодня поздравляет другую.

Сегодня мы будем танцевать. Оденем разноцветные перья, сделаем боевую раскраску и натянем потуже кожу на барабанах. Готово? Тогда – начинаем!

… На площадь перед шатрами выходит старый Вождь и объявляет о начале праздника. Двенадцать юных девушек несут длинный венок из диких орхидей. Они делают из него круг и садятся на землю по внешней стороне цветов. Лица их прекрасны и сосредоточены. Сегодня одной из них выпадет судьба стать на жертвенный костер. Эта миссия опасна и почетна. Если она не издаст ни единого звука, ее могут оставить в живых. В этом случае ее ждет богатство и удачное замужество. Если же хоть один звук сорвется с ее уст, она сгорит в пламени, так и не узнав боли и радостей мира.

В центр круга выносят барабаны, и начинается дикая пляска. Все участники племени впадают в мистический транс, отдаваясь власти могучего ритма. Постепенно, ярость танца охватывает и юных девушек.  Они должны стойко держаться, ибо этот танец может стать для любой из них последним.  Действо продолжается несколько часов.

Внезапно вождь ударяет в гонг. Пляска останавливается, и утомленные тела резко падают в изнеможении. Тела всех — кроме одной-единственной — той, что сумела удержаться и не упасть сразу же после удара гонга. Она продолжает свои грациозные движения, словно не слыша, что происходит вокруг. Девушка стала частью того ритма, который вошел в нее, и уже не нуждалась во внешних раздражителях… Удар гонга прозвучал еще раз. Вождь указал на нее, и костер немедленно раскрыл свои пламенные объятья.

Венок из орхидей был несколько раз обвит вокруг ее юного тела. Она тихо взошла на подмостки и, продолжая теперь уже медленный танец, устремила свой взгляд в небо…

© Ирина Сергеева, 2005.

Comments are closed.