Стеклянный Принц

СКАЗКА НА НОЧЬ №1

СТЕКЛЯННЫЙ ПРИНЦ

 

1. Прозрачная страна

 

         В одном великом царстве,  далеком государстве жил-был Стеклянный Принц. Стеклянным он звался потому, что правил в Прозрачной Стране. Здесь всё было стеклянным – и дома, и заборы, и беседки на улицах; люди ходили в стеклянных одеждах, а лошади привыкли к стеклянным седлам и поводьям из стеклянных бус.

Днем, при сияющем солнце, вся страна наполнялась отраженным светом бесчисленных стеклянных строений. Одни были похожи на огромные кубики, другие по форме напоминали слегка растаявшее мороженное. Стены домов были разных цветов – искусные мастера выучились строить из лазурного, бирюзового и даже золотого стекла. Стеклянной посудой едва  ли кого удивишь, а вот стеклянные зубные щетки или стеклянные книги были предметом особой гордости. Жители привыкли бережно относиться ко всему, что их окружает. Ни один мальчишка не мог беспечно гоняться по улице, потому что понимал, что может упасть и разбить свои темно-серые стеклянные штаны – и вот уж когда будет не до смеха! Ни один разозлившийся торговец не мог стукнуть кулаком по своему прилавку – тот мог бы разбиться, а строить новый было дорого! Впрочем, мастера за столетия научились делать стекло такой прочности, что разбить его было не так уж и просто.

Каждая семья имела свой дом. Страна постоянно росла, и новостройки были одна чудесней другой. Когда кто-то умирал, то дом его оставался пустым и нетронутым на много поколений  – старые дома были как музеи, там часто играли дети, именно эти строения посещали в первую очередь туристы.

В стеклянной стране люди не знали, что такое секреты. Стены их домов были прозрачны, и каждый мог видеть, что делает сосед – за пять улиц было известно, кто спит, кто учит уроки, а кто просто-напросто бездельничает. Правители этой страны никогда не обманывали народ, потому что каждый их шаг был виден всем. Кроме того, каждый житель мог увидеть, что спрятано под прилавком в магазине, сколько денег находится в банке, какие заголовки будут напечатаны в завтрашних стеклянных газетах и какой цвет стеклянных платьев будет модным в следующем году.

Даже тюрьма в этой стране была прозрачная!

Находиться за ее стенами было очень стыдно, ведь каждый ребенок мог безнаказанно строить рожи, наблюдая за прикованными цепью преступниками. Путешественников, оказавшихся в этой стране всегда удивляло, что никто никогда даже не пытался разбить свою тюрьму! За что  людей наказывали  в этой стране?  Только одно преступление могло навлечь негодование граждан и привести к приговору суда: это малейшая попытка нарушить прозрачность окружающей жизни. Привезенная из-за границы не-стеклянная ткань для одежды или, чего доброго, возведение стен из камней, кирпичей или древесины заставляло окружающих насторожиться. «Если кто-то ищет непрозрачные материалы, — рассуждали разгневанные жители, — значит,  у него есть что-то плохое, оно может разрушить нашу жизнь, нашу страну! Ведь только плохое прячет человек, а хорошее – зачем же его скрывать?» И провинившемуся бедолаге суждено было год сидеть в прозрачной тюрьме и рассказывать целый день всем желающим свои мысли.

 

В Прозрачной стране и жил наш Стеклянный Принц. Его родители погибли в одном из странствий по Не-Прозрачному миру, и юноша рос один, в прекрасном замке из голубого хрусталя.  По чистым бассейнам в его садах плавали хрустальные лебеди, а изящные башенки вдоль изысканных стен отражали не только солнце, но и сияние звездного неба. Дворец был полон хрустальных музыкальных инструментов: арфы, флейты, клавесины обладали звонкими и чистыми голосами. Вся мебель во дворце была украшена восхитительными хрустальными набалдашниками, а зеркал было столько — на стенах, потолках и паркете, — что нельзя было точно понять, сколько здесь комнат и сколько слуг.

Настало время подумать Стеклянному Принцу о свадьбе.

Многие девушки Прозрачной Страны мечтали стать хозяйкой в  чудесном дворце, многие были достойными красавицами! Перламутровые платья, украшенные витражной мозаикой, были сказочно красивы. Но вот беда: Принц видел и знал всех девушек с детства, всем он был как брат и как друг, но ни одна из них не смогла тронуть нежностью его хрупкое сердце.

Решил Стеклянный Принц отправиться в путешествие, чтобы найти ту, кого он сможет назвать Своей Принцессой.

 

2. Кошачья империя

 

Оседлав хрусталем  любимого скакуна, Стеклянный Принц осторожно двинулся в путь. Много лесов и морских побережий осталось позади. Много стран Не-Прозрачного мира удивили  его скрытностью и ложью. Внезапно Принц вспомнил, что давно мечтал познакомиться с Верховным Императором  Его Кошачьим Мяосвященством Бонифацием III. К вечеру воскресного дня очередной недели странствий Принц достиг пределов знаменитой Кошачьей Империи, слава о которой по всей земле распространялась быстрей, чем солнце скрывалось за горизонтом.

Будучи последователем Мяо-Цзы и Мяо-Дзе-Дуна, Бонифаций III не только слыл, но и был культурно-образованным и гостеприимным правителем. Напитанный молоком своей мамочки – египетской священной Жрицы Кашшапатры – он знал букву дипломатического этикета. Император  уложил своего гостя на пуховые диваны, предложил халат из мышиных шкурок, велел слугам подать лучшие рыбные блюда, какие только есть в его дворце. По окончании трапезы, когда пышные усы  Бонифация III скрутились в тугие пружинки, а дымчатая шерсть залоснилась, переливаясь всеми цветами радуги, Император поинтересовался целью путешествия Стеклянного Принца.

— Я ищу себе Невесту, — просто ответил Принц. – Когда мы поженимся, она станет Королевой в моем Прозрачном Мире.

Кровь после сытого ужина еще не успела вернуться от желудка к голове Его Кошачьего Мяосвященства. Поэтому думалось ему с огромным трудом, отдельные идеи вспыхивали и тут же тонули, куда-то проваливаясь… Но даже в таком состоянии Бонифаций III сумел сообразить, что если женой принца станет одна из его дочерей – Великолепных Кошечек Империи – то он получит еще одну возможность охотиться на мышей без охотничьих налогов!… «Мяувы, налоги…»  — застонал Император, но тут же опомнился, взбодрился, вскочил, взгляд его заиграл и хвост стал размером с индийское опахало.

— Послушай, любезнейший, — вкрадчиво замурлыкал Бонифаций. – Зачем Вам еще куда-то ехать? Взгляни на моих Очаровательных Великолепных Кошечек, они сейчас специально для тебя станцуют канкан!

Не успел Стеклянный Принц что-то возразить, как перед ним выскочило полдюжины Мягчайше Наипушистых и Фасонисто Суперигристых Кошечек. Одна из них ударила лапой по клавише магнитофона, и грянул оглушительный канкан. Что тут началось! Занавески, покрывала, скатерти, дивандеки – все ткани, которые были  в императорской зале, были сдернуты со своих мест. Мгновенно они превратились в многослойные юбки, которыми дико размахивали, поднимая поочередно задние лапы, Великолепные Кошечки Империи. Передними лапами они обняли друг друга за плечи и в таком неудобном для кошек положении продолжали синхронно подпрыгивать в такт разудалой музыке. Глаза их светились зеленым светом и были неподвижно-стеклянными, в то  время как рты широко открывались, при каждом скачке издавая полухриплое «мырр».

Праздник был в разгаре, когда одна из Кошечек,  оторвавшись от подруг, взлетела под самый потолок и повисла на центральной люстре. Хрустальный плафон начал раскачиваться, а Наипушистая, изогнув спинку, нацелилась на Стеклянного Принца. «Она же разобьет мою одежду!» — в ужасе успел подумать Принц и начал искать пути к отступлению. В тот момент, когда он, уклонившись в сторону, оторвался от дивана, Кошка приземлилась и, не найдя под собой добычи, сгруппировалась перед новым прыжком.

Забыв все приличия дипломатического этикета, Стеклянный Принц, едва касаясь пола, вылетел из залы и бросился прочь. У городских ворот его догнал верный конь с хрустальными доспехами. Сбросив с себя мышиный халат, Принц покинул Великую Кошачью Империю и заночевал, как обычно, в лесу, в своей маленькой прозрачной палатке.

 

 

3. Мышиные тайны

 

Проснулся Принц от шума и суеты, которые наполняли его переносной стеклянный домик. Маленькие серые зверьки сновали туда-сюда, забирались на стены и скатывались, забирались и снова скатывались вниз, как если бы это была большая стеклянная банка. Принц не удержался от смеха – так забавно выглядели маленькие зверьки в своём упорстве, так быстро двигались их лапки. Но как они здесь оказались? Дверь-то в палатку была наглухо заперта! И тут Принц заметил маленький ход, вырытый недалеко от его спального мешка. Оттуда, из этой норы, появлялись одна за другой, изящные и ловкие… мышки!

«Ах!» — едва успел изумиться Принц, как один из зверьков, в длинном лиловом плаще с миниатюрным красным бантом на кончике хвоста, уморительно  раскланялся перед Принцем и произнес:

«Добро пожаловать в Мышиную Тусовку, сэр!» Принц пытался понять происходящее. «Но разве не они у меня в гостях, здесь, в моей палатке?» — думал он, но при этом, как воспитанный человек, ответил на поклон мыша Лилового. Тот скоропалительно заверещал: «Королева скоро прибудет, а пока ты должен научить нас взбираться наверх, по краям это гладкой стены. Мы, мыши, известные верхолазы, для нас не существует стен, на которые нельзя взбежать. Если ты расскажешь секрет своей стены, чтобы наши братья и сестры не скатывались беспощадно вниз, мы победим на всемирных соревнованиях верхолазов! А это значит, что наша Королева получит звание Самой-Самой, а наша Тусовка получит титул «Непобедимой», а нас, верхолазов-спортсменов, будут называть  Мировыми Мышами – в отличие от выскочек из соседнего леса. Ну что, ты готов помочь нам?»

Принц снова расхохотался. Никогда еще он не видел таких упорных и таких отчаянных маленьких спортсменов. «У вас есть густой-густой мед?» — спросил он у Лилового. Честолюбие было задето: «Что ты хочешь сказать? По-твоему мы не знаем толк в сладостях?» — и через минуту перед Принцем стоял бочонок свежайшего липового меда. «Мм… вкусно! – улыбнулся Стеклянный Принц, лизнув с краешка бочонка немного лакомства. – Протяните-ка мне свои лапки!»  И мыши, один за другим, стали протягивать  поочередно все четыре лапы. Принц мазал их медом, после чего они строились по кругу вдоль стеклянной стены. Когда мышиная армия была намазана,  Принц велел им начать еще раз попробовать взобраться по вертикали.

Мед был настолько густой, а мыши так старались, что через несколько мгновений практически все спортсмены добрались до верхнего края стеклянной палатки и зависли в блаженном восторге. Выше всех висел Лиловый – он даже запел от радости, точнее, запищал во все свое мышиное горло. В этот момент на полу, в центре зала появилась Мышиная Королева. Принц сразу догадался об этом по роскошной  осанке и маленькой золотой коронке на голове белой красавицы. Мыши-спортсмены замерли в благоговении!

«Что ты сделал с моими подданными?» — не церемонясь спросила Мышь. Принц, склоняясь в глубоком поклоне,  ответил: «Мыши зависли, Ваше Величество!» «Чтооо? Немедленно прикажи им слезть!» — «Это невозможно, они мечтают победить на соревнованиях, и сейчас у них,  тренировка в разгаре, понимаете, Ваше Величество!» Королева выразила удовольствие от происходящего и решила понаблюдать за событиями. Принц галантно предложил ей свой походный спальный мешок. Вокруг Королевы  расселись ее четыре фрейлины, так же, как и остальные, появившиеся из норы в полу стеклянной палатки.

Мыши-спортсмены работали самозабвенно. Принц объяснял им, как нужно ставить лапы, какие костюмы использовать для более легкого перемещения, рассказал о Килиманджаро и еще много чего. По окончании тренировки усталые, но довольные мыши расселись вокруг Стеклянного Гостя, и Королева,  разделив с ним свой праздничный сыр, торжественно провозгласила: «Теперь и всегда этот юноша будет посвящен во все наши тайные замыслы, во все секреты и тайны нашего Мышиного Королевства!» Мыши издали радостный вопль-писк.  Принц глупо улыбался. Что это еще такое – тайны? Секреты? Он никогда не слышал о них! Он жил в стране, где все было прозрачно, и ни один житель не имел секрета от другого. Даже слова у них такого не было – «Секрет»!  Постепенно длинная улыбка на лице Принца осталась как бы сама по себе, словно приклеившись к нижней части лица, а из глаз юного путешественника полились слезы…

«Что случилось?» — запищала вся Мышиная Тусовка. И Принцу пришлось признаться во всем – и прежде всего в том, что он понятия не имеет, что такое «Секрет». Мыши стали наперебой успокаивать нового друга. Каждый пытался объяснить ему, что секрет, это  такое, чего нельзя всем говорить. Но Принц никак не мог понять  главного – зачем, почему, по какой причине нужно от кого-то что-то скрывать?! «Если у тебя есть сыр, — рассуждал он, — а у твоего соседа нет сыра, разве будешь ты скрывать это от него?» — «Конечно, зачем ему знать про мой сыр?» — отвечал Лиловый (он сидел к Принцу ближе всех). «А если твой сосед голоден, ты всё равно ему ничего не скажешь?» — не унимался юноша. Мышь в Лиловом плаще  смутился и отполз подальше, грызть остатки королевского угощения.

Споры долго не утихали. Некоторые мыши уже сами стали сбиваться с толку, не понимая, зачем вообще нужны на свете тайны. Близилась ночь, и Королева приказала слугам оставить дорогого гостя, потому что он, наверно, очень устал и ему нужно хорошенько отдохнуть перед продолжением путешествия. Про себя Королева при этом подумала: «Если он уснет, и мыши разбредутся по норам, я смогу одна – тихо, незаметно, — вернуться сюда и стащить остатки сыров и колбас из походной сумки Принца!» (разведчики недавно доложили ей эту страшную государственную тайну). Но, не успев до конца всё обдумать, Королеве вдруг стало стыдно за свой секрет, за тайну, которую она хотела использовать себе во благо, обокрав при этом странствующего Принца. И, зевнув, Королева решила в эту ночь никого не обманывать. Как знать, может и она начала понимать, что мышиные тайны никого не сделают счастливее?…

 

4. Бобр был добр

 

На следующее утро палатка была такой же, как и позавчерашним вечером: следов пиршества не осталось, а нора для прохода мышей была тщательно выровнена.

Принц продолжил свое путешествие бодрым и отдохнувшим. Постепенно лес становился всё непроходимей, а дорога трудней. Принц спешился и зашагал рядом с конем. Вскоре дорога пришла в тупик. Перед ним сплелись густые, темные лесные заросли. Принц присел на землю и, вздохнув,  открыл карту Не-Прозрачного мира. Как далеко сейчас была его страна, ее светлые дома и улицы, страна, где деревья не мешали пешеходам, а в лесах ждали широкие удобные дорожки.

Воспоминания Принца прервал треск рухнувшего неподалеку дерева. Потом еще одного. Постепенно вокруг стало светлей, и несколько упавших деревьев открыли путь к потерянной тропе. Но как это могло случиться? Кто тот невидимый, кто расчистил заблудившемуся Принцу путь?

«Главное – правильная постановка челюсти и хорошая заточка зубов», — словно услышав его вопрос, ответил невидимый. «Нет, ты все путаешь! – Главное – правильная постановка зубов и хорошая заточка челюстей!» Принц обернулся и увидел двух  зубастых бобров – мужа с женой – которые, увлекшись спором, будто не замечали изумленного Принца.  Воспользовавшись краткой передышкой, Стеклянный странник поздоровался со своими спасителями. «Я никогда еще не видел, чтобы так быстро можно было расчистить путь! Спасибо вам, вы настоящие друзья!» — «Ты слышал, что он сказал? Настоящие друзья! Будто бы друзья могут быть ненастоящими!» — «Нет, ты всё путаешь, он сказал наоборот!»… Спор супругов-бобров казался бесконечным, и Принц подумал уже продолжить путь. Бобры внезапно смолкли и преградили ему дорогу, держа перед собой длинный кусок сухой древесины. «Хм, благодарю вас, но … я уже сегодня завтракал» — попытался вежливо отказаться Принц, но не тут-то было! «Ты слышала? Он – завтракал! Да как вообще можно завтракать такими зубами!» — заорал Бобр. «Смотри, слушай и запоминай!»

Вокруг упали еще несколько деревьев, и Принц оказался в центре огромной поляны. По краям ее, трусливо прячась за высокой травой, расположился заячий оркестр. У каждого было по хорошо обтесанному пеньку-барабану, и зайцы старательно начали мелкую дробь. На середину поляны, как раз напротив Принца, вышла уже известная нам семейная пара, и Бобер стал раскланиваться, на манер конферансье, в разные стороны. Со всех кустов и веток послышалось хлопанье крыльев, лап, а с самых  верхушек раздался нетерпеливый свист.

Жестом успокоив публику и застывшего в оцепенении Принца, Бобер, под продолжающуюся барабанную дробь, вынул из-за спины  кипельно белую скатерть и положил перед собой на траву. Его жена, как хороший ассистент именитого фокусника, под несмолкающие аплодисменты вынесла и положила на скатерть уже известный Принцу небольшой кусок древесины. Бобер, пританцовывая, несколько раз обошел вокруг полена. Галстук-бабочка, который он неизменно надевал в таких случаях, играл в такт хозяину, а улыбка то скрывала, то вновь открывала на всеобщий обзор великолепные белоснежные зубы. Наконец парад-алле завершен, и Бобер, склонившись над поленом как тяжеловес перед штангой, сосредоточенно насупил брови. Заячьи лапы забарабанили самую быструю, самую неистовую дробь. И вдруг… Принц едва успел бы сосчитать до трех, как зубы Бобра, работая в бешеном темпе, превратили полено в … мелко искрошенный порошок! Барабанная дробь умолкла, и лес наполнили возгласы и шум несмолкающих аплодисментов. Маэстро долго раскланивался, а супруга ловила летевшие со всех сторон цветы.

Несмотря на стремительный темп, Принцу все же удалось подсмотреть некоторые приемы, которыми пользовался лесной артист. Угол направления зубов на полено зависел от наклона головы, а скорость удара челюстей была прямо пропорциональна толщине древесины. Принц в восхищении пожал лапы добрым Бобрам, принял от них в дар еще одно полено, и обещал, как только  найдет себе Невесту, пригласить их в Стеклянную страну на продолжительные гастроли.

 

5. Сладкая жизнь

 

Никогда еще солнце не светило так ярко, никогда еще Стеклянный Принц не чувствовал себя так легко и беззаботно, как в понедельник десятой недели путешествия. С чего бы это? Почему так радостно билось сердце, почему так восхитителен был мир со всеми его красками?.. Родная страна была уже близко, однако Принц возвращался туда, так и найдя своей единственной и неповторимой Невесты. Но тоски и отчаяния он почему-то не испытывал! Безрассудно отдаваясь светлому настроению, Принц  подобрался к высоким воротам неизвестного города – последнего из неизвестных, поскольку все остальные города и страны Не-Прозрачного мира юный странник увидел и узнал.

Воздух вокруг ворот был наполнен тысячей сладких ароматов, а за воротами был виден дымок, предвещающий вкусный пир и сладкие угощения. Охраны поблизости не оказалось, и Принц решил сам открыть ворота. Но не тут-то было! Ворота неизвестного города не желали поддаваться. Из чего они были сделаны? Присмотревшись, можно было увидеть материал, прежде не виданный ни в одной из стран. Это было ни дерево, ни сталь, ни… Стоп!!! Принц заметил, как его верный конь, старательно обнюхав, начал облизывать языком преграду, возникшую на их пути. Не может быть! Имея цвет поджаренной корочки булки, ворота оказались… съедобными!!! Прутья, из которых были сделаны ворота,  напоминали хрустящую соломку, которую так обожали дети его страны! Только эта соломка была значительно толще в объеме и прочней во сто крат.

Не желая сдаваться, Принц последовал примеру своего коня. Однако вскоре понял, что облизывать ворота придется очень долго: несмотря на отменный вкус и постепенное, но медленное уменьшение, пришлось бы поработать недельку-другую, прежде чем удалось бы проникнуть внутрь города. Тогда Принцу пришла в голову мысль попробовать сгрызть эти ворота зубами. Обычным образом это не удавалось, но стоило ему вспомнить науку добрых Бобров, перечитать свои записи с формулами грамотного разгрызания любых материалов, как ворота поддались! Принц, учитывая косинусы углов и ритмы движения челюстей, успешно справился с центральной частью ворот за считанные минуты! Проделав зубами небольшой лаз, Принц ступил на последнюю из неизвестных ему земель.

Сладкие ароматы усиливались, заманчивый дымок был все ближе, и вот уже Принц оказался на огромной красивой площади. Воздух вокруг был настолько густой и сладкий, что, казалось, его можно резать ножом и есть. Никого вокруг не оказалось, и Принц решил присесть на ближайшую скамейку – отдохнуть. Через некоторое время скамейка потеплела, стала вдруг мягкой, как пластилин, и постепенно растаяла, а Принц благополучно «приземлился» на траву. Вскоре и трава стала мягкой и теплой, и постепенно растаяла, открыв вид на большую коричневую плиту. «Что происходит?» — недоумевал Принц, и нечаянно провел рукой по лицу… Рука оказалась сладкой и немного липкой! Принц облизал один палец, потом другой… А затем попытался лизнуть остатки скамейки… и дерева, в тени которого он расположился со своим конем… Не может быть! Всё, что окружало Принца, оказалось кондитерскими изделиями, вот почему вокруг так сладко и даже приторно пахло!

Это была настоящая Сладкая страна. Деревья в ней были сделаны из шоколада, ветви – из вафлей, листья – из мелких капелек сливочного крема, трава была окрашена в зеленое бархатным зефиром, а дома… дома были похожи на невероятных размеров сказочные торты! Крыши и стены домов были украшены гигантскими розами из крема, а тротуар был мощен твердой шоколадной плиткой. Когда Принц разобрался во всем, он был уже практически сыт: съесть трюфели размером со скамейку – этого уже достаточно для сытного обеда… или обеда и ужина вместе! Теперь пора было поговорить с кем-нибудь, и юноша отправился вперед, осторожно ступая и пытаясь не испортить дорожный шоколад.

Странным показалось Принцу отсутствие жителей. Ведь кто-то же должен был производить это сладкое великолепие! К тому же оно было таким свежим, казалось только что  приготовленным. Отворив калитку из пряников, Принц вошел в один из домов-тортов. Перед его взором открылась картина, которую он никогда не забудет. В центре комнаты стоял большой стол, на нем лежало несколько готовых коржей и большие емкости с тестом, отдельно стояли фрукты для украшения, миксер для взбивания крема и много разной посуды. Вокруг стола расположилось полтора десятка людей – взрослых и детей – и каждый выполнял свою часть работы: кто-то месил тесто, кто-то пек коржи, а кто-то делал украшения из крема. Похоже, это были члены одной большой семьи. Работали они слаженно, быстро, молча. Принц поклонился, но никто не ответил ему. Тогда он начал говорить сам, выражая восхищение этой дивной страной и удивительными рецептами, на которые были способны мастера кондитерских изделий. Тогда самый старший из присутствующих – возможно, дедушка – молча кивнул самому младшему из детей: мальчику было на вид лет семь. Тот оставил маленькую ступку для дробления орехов и жестом пригласил Принца приблизиться к столу.

— Все, что ты здесь видишь – обычное дело для каждого жителя Сладкой страны. Работу мы начинаем на рассвете и трудимся до полуночи, потом снова встаем – и снова трудимся. Нам некогда разговаривать. Я самый младший в семье, поэтому мне разрешают говорить с туристами, остальные должны будут сейчас трудиться с удвоенной силой. У тебя есть несколько минут: спрашивай, что тебе интересно!

— Спасибо тебе, малыш, и всей твоей семье за то, что тратите на меня свое рабочее время. Я не буду вам много мешать, только скажите: зачем вам это нужно? Почему в такой прекрасной стране жители не знают отдыха, разве не ваши торты самые большие и самые прекрасные во всем Не-Прозрачном мире?

— Да, но именно поэтому мы и должны трудиться, не покладая рук. Дело в том, что все эти великолепные дома-торты, как и улицы, деревья, и скамейки – имеют свой срок годности. Ты никогда не читал на упаковке торта: «срок  годности 7 дней»? Да-да, именно столько, и не часом больше существует каждое наше строение, каждый листик, каждый кусочек дорожного шоколада. В течение семи дней мы должны непременно съесть то, что было сделано раньше, и успеть слепить и построить новые дома и улицы.

— То есть ты хочешь сказать, что каждый из домов существует не больше семи дней, после чего должен быть уничтожен?

— Именно! Каждый дом, каждый куст, каждая дорожка. Причем уничтожить  дом или сад обязаны только те, кто его сделал. Надо успеть выстроить новое жилище – иначе семья останется ночевать под открытым небом, а это, поверь, не так уж приятно!

— Но почему бы вам не переехать в другие, несъедобные жилища, чтобы не есть целыми днями одни и те же сладости, и иметь время на отпуск и выходные?

— Все туристы так говорят. Но никто не понимает, что для обдумывания строительства новых домов и новых материалов нужно время!!! А здесь его катастрофически не хватает! Сотни веков, из поколения в поколение передаются кондитерские рецепты, и единственное, что можно в жизни успеть — это придумать абсолютно новый, никому не известный рецепт. Но даже у мудрецов на это уходят десятилетия, а мы, простые кондитеры, едва успеваем построить жилье для самих себя.

— И вы никогда ничего, кроме сладкого, в жизни не ели?

— А разве бывает в мире что-то, кроме сладкого? – вздохнул маленький кондитер. Ему за его небольшую жизнь так надоели сладости, что он готов был сделать невозможное, чтобы попробовать что-то другое…

Старик жестом показал, что время разговора с туристом окончено. Принц еще раз поблагодарил семью за гостеприимство и спросил, можно ли ему съесть несколько сладких кустарников в их саду, издающих аромат апельсинового сиропа. В ответ на его вопрос все челны семьи резко остановили работу. Как? Неужели этот путник безвозмездно хочет помочь им избавиться от сладких саженцев? И не попросит работать на него неделю? И им не нужно будет насильно заталкивать детям в рот апельсиновые кусты? Они с радостным недоверием посмотрели на него и, убедившись, что Принц не шутит, дружно упали на колени.

— Немедленно встаньте! – приказал Принц. Да, никогда ему не приходило в голову, что люди могут, как на спасителя, смотреть на того, кто съест излишки их сладостей.  Стеклянный Принц вышел в сад и наелся от души чудесных кустов и деревьев с кремом, закусив напоследок пряничным забором и сладкой ватой, вьющейся вдоль заборной изгороди.

«Хороша же получается Сладкая жизнь,  — размышлял, бредя по белоплиточному шоколадному проспекту, Принц. – Но кто управляет этим приторным государством?» Вечерело, и воздух становился всё холодней. В этой стране климат был устроен так, чтобы кондитерские продукты сохранялись как можно дольше. Поэтому ночи были своего рода холодильниками для всех желающих.

Внезапно перед ним вырос невиданной красоты дворец. Резные башни его взметались до небес, а украшения из цветов переливались в свете луны кремом с флуоресцентными красками. В сумраке трудно было понять, из каких коржей сделаны стены, но Принцу почудилось, что подобных ароматов в своей жизни он еще не встречал. Ему захотелось непременно попасть внутрь – и это без труда удалось: холодными вечером, как, впрочем, и днем, на улицах не было ни души, и опасаться жителям дворца, видимо, было некого. Дверей во дворце не было, а вместо них были тонкие завесы из сладкой паутинки, секрет которой был известен только живущим во дворце.

Приоткрывая одну паутинку за другой, Принц добрался до единственной светлой комнаты – огромной залы с камином, сделанным из противотеплового мороженного (это особый сорт королевского мороженного, который не тает даже в огне). Недалеко от камина, на коврике из цветной сладкой ваты, сидела, поджав ножки, хрупкая красивая девушка. Она была одета в платье кофейного цвета из волшебного крема. Видимо, это оно издавало такой пьянящий аромат, что у Принца закружилась голова, и он едва не потерял сознание. Услышав шум, девушка обернулась. Взгляд ее был полон тоски и грусти.

Принц поправил на себе дрожащими руками стеклянный камзол и низко поклонился девушке у камина. Она впервые видела такой странный наряд и встала навстречу гостю.

— Я — Принцесса Сладкой страны. Так поздно в нашем городе никто не бродит, все уже спят перед новым трудовым сладким днем.

Принц еще раз поклонился, назвал себя и дрожащим голосом спросил:

— А ты? Почему ты не спишь? Разве ты не устала?

— Я единственная в этой стране, кому по закону положено не работать. Кроме того, я, как представитель королевского рода, имею право есть или не есть сладости. Как видишь, мне не от чего  уставать, поэтому я часто остаюсь далеко за полночь у своего камина.

— Но… почему ты одна? Где все твои близкие, слуги, наконец?

— Слуги все спят – им завтра нужно много работать и есть, родители несколько лет назад умерли от голода. Однажды злой колдун дал им поесть гречневой каши, супа и немного картофеля. После этого родители больше не могли есть сладкое. А поскольку в нашей стране не умеют делать ничего, кроме кондитерских изделий, родители отказались от еды. По закону страны им это было можно, но, по закону природы – нет. Без еды человек не может прожить и недели.

«Бедная девушка!» — подумал Принц. Сердце его сжалось, он так хотел помочь несчастной Принцессе! Ее кремовое платье, нежные, немного грустные глаза совершенно растрогали юного странника. Ему хотелось остаться с ней навсегда… Но здесь, в этой стране это было невозможно! Он не хотел разделить судьбу ее несчастных родителей. Тогда Принц, заикаясь и краснея, предложил девушке стать его женой и уехать с ним в самый лучший на свете – Прозрачный Мир!

— Я бы ни минуты не сомневалась остаться рядом с тобой, — ответила Принцесса, — я вижу, что у тебя доброе и надежное сердце. Но я не могу оставить свою страну, своих несчастных трудолюбивых подданных, они погибнут без меня – все до одного, как только я их покину! Увы, мой Принц, это невозможно. Завтра ты вновь отправишься в путь, а пока — будь гостем в моем дворце!

Принц согласился, но ни на миг не сомкнул глаз в эту ночь. Ему не спалось. Он думал о Прекрасной Принцессе, о ее стране, о судьбе ее жителей. Что он должен был сделать, чтобы освободить Принцессу и всех ее подданных от ненавистной им всем сладкой жизни? Когда первые лучи рассвета коснулись башен замка, Принц на мгновенье прикрыл глаза… и погрузился в блаженный сон, краткий, но настолько яркий, что именно там, во сне, увидел он ответ на все свои вопросы.

Бодрый и окрыленный вскочил юноша с постели. Солнце уже жгло сладкие стены, и часть дворцовых слуг принялась  за их уничтожение. Принц вскочил на коня и помчался в ближайший лес за пределами Сладкой страны,  чтобы условным знаком постучать по земле. По дороге ворота из соломки пришлось прогрызть заново – в стране мгновенно восстанавливалось всё, что было съедено. В лесу на зов Принца выбежал отряд знакомых ему мышей в новых спортивных костюмах. На них красовались нашивки с надписью «Непобедимые», а на хвостах была изящная татуировка со словами «Мировая Мышь». Мышиная тусовка вместе с Королевой, получившей после всемирных соревнований титул «Самой-Самой», была бесконечно благодарна Стеклянному Принцу. Они были готовы выполнить любое его поручение. Принц подробно объяснил им, где находится Сладкая страна, показал по карте наиболее краткий путь от нее до Прозрачного Мира. Он велел мышам прорыть подземные коридоры от его страны к каждому отдельному сладкому дому и ждать указаний. На проворство мышей-спортсменов можно было рассчитывать: уже к вечеру они обещали исполнить желание друга.

Принц снова отправился в Главный Дворец Сладкой страны. Ворота, испеченные заново, он преодолел за минуту. Молнией промчался Принц по шоколадным улицам, и, ловко пробравшись сквозь знакомые шторы-паутинки,  вновь оказался в каминной зале. Принцесса удивилась, увидев юношу снова: она была убеждена, что он продолжит странствовать, как и многие другие, даже не попрощавшись с ней. Да-да, и прежде были те, кто мечтал взять в жены Сладкую Красавицу, и просил ее руки, но кому же хотелось брать на себя проблемы целой страны?.. На лице девушки появился едва заметный румянец, а улыбка выдала, что Принцесса была очень рада возвращению Стеклянного Принца.

— В моей стране очень много свободных стеклянных домов, — начал он, едва отдышавшись. — Там иногда играют дети или заходят редкие туристы. Если жители твоей страны согласились бы к нам перебраться, я уверен, место нашлось бы всем!

Принцесса в изумлении слушала Принца.

— Все очень просто, — продолжал юноша. – Мы научим вас готовить вкусную пищу и строить стеклянные дворцы, а вы будете непревзойденными кондитерами, — но только для праздников! В другое время вы будете учить историю нашей страны и – отдыхать! Да-да, каждый должен знать, что в мире кроме выпечки и поедания сладостей есть еще очень много интересных вещей! Мыши займутся с вами тренировками, Бобры научат чистить зубы (наверняка у многих из вас от сладкого жуткий кариес!), а кошки покажут последние модные танцы. Ну что, согласна?

— Конечно, но что скажут мои люди? Они не умеют ни возделывать землю, ни писать, ни читать – мне рассказывали, в других странах это очень важно!

— Да, но всему этому можно научиться, Принцесса, было бы желание! Есть только одно правило, одно-единственное в нашей Прозрачной стране: быть честным. Ничего не скрывать. Потому что скрывают только плохое. А хорошее должны знать все. Что скажешь на это, любимая?

— Едва ли ты найдешь более честных людей, чем мои подданные, — успокоила его Принцесса. Ее глаза сияли, а улыбка в соединении с ароматом платья делали девушку неотразимой. – Люди моей страны честно трудятся с рассвета до полуночи на протяжении многих веков. Им просто не было времени узнать о том, что на свете существует ложь!

Пока Стеклянный Принц и Принцесса сладостей обсуждали детали будущего жизненного уклада, слугам было поручено передать всем жителям королевский приказ: собраться сегодняшним вечером на центральной площади  — всем-всем, молодым и старым, больным и здоровым. И когда изумленные жители, впервые за всю свою жизнь оставившие свою работу, собрались на Площади Взбитых Сливок, перед ними на королевский балкон вышла сияющая и прекрасная Принцесса и отражающий закатные лучи Стеклянный Принц. Молодые объявили о своем намерении пожениться и спросили у людей, согласны ли они покинуть Сладкую страну сегодня же вечером, чтобы начать новую жизнь.

Эхо радостных возгласов наполнило вечерний воздух. Решили устроить громадный пир, на котором разрешалось ничего не есть! «Совсем не есть сладкого, хотя бы один вечер» — такова была заветная мечта всех жителей с детского возраста. Но прежде они не могли себе такого позволить. После праздника по команде Принца мыши-спортсмены открыли ходы в домах, чтобы жители по длинным подземным коридорам смогли бы беспрепятственно добраться до Прозрачного мира. А сами мыши, блестяще исполнив роль подземных проводников, вернулись ночью в город и устроили настоящий пир. Для себя. И для всей мышей на свете – потому что ни от кого они не скрыли своей находки.

За одну ночь сказочная Сладкая страна была уничтожена. Без остатка. Ходы были засыпаны землей. Для жителей бывшей Сладкой страны началась  новая – прозрачная жизнь. Кто желал, выпекал целыми днями торты и великолепные шоколадные города, кто желал и когда желал – их с удовольствием уничтожал. Жители двух государств перезнакомились друг с другом и стали дружно жить вместе, по общим законам.

Принц и Принцесса сыграли свадьбу, которую праздновал весь народ.  Великолепные Императорские Кошечки танцевали канкан, Бобры показывали бесконечные трюки, а мыши  демонстрировали спортивное мастерство, взбираясь на самые крутые и самые сложные стеклянные крыши.

И не найти теперь на свете места счастливее, чем Прозрачно-Сладкая страна, и более довольных людей,  чем ее жители.

© Ирина Сергеева, 2009.

Comments are closed.